Чего делать в Дубае?

Восхищаться местами вроде Дубая может быть свойственно или ребёнку, или тому, для кого только первичные признаки имеют значение. Ой, какое всё большое! Ой, как всего много!

В нашем представлении, гостиница — приложение к местности. Вот ты приехал увидеть Колизей, выпить вина на Кампо дель Фиори, пройтись по садам Ватикана. Понятно, надо где-то жить. Можно жить вот в какой-то гостинице. Да, она, вроде бы, милая, полотенца чистые... И нормально.

В Дубае же гостиницы обладают самостоятельной ценностью. Въезжаешь в город — пятьсот совершенно одинаковых небоскрёбов. И в каждом — гостиница, молл и апартаменты. Да, у одного — крыша скошенная, у другого — треугольная, у третьего — балконы крутятся, четвёртый — конической формы. Вон стоит небоскрёб высотой девятьсот метров, а рядом с ним строят тот, который будет высотой тысяча двести.

Но в целом, это просто скопление одинаковых вертикальных объектов, которые должны вызывать восхищение сами по себе. Не вызывают. Что толку от небоскрёба в пустыне? Ах, какие красивые надземные переходы, просто космические! И с кондиционерами! А куда по ним идти-то? От одного небоскрёба к точно такому же? Единственное его объяснение в том, что когда-то тут англичанин воткнул палку в землю, а оттуда забила нефть.

Нет, это не плохо. Люди, видно, живут хорошо, рабочие места создаются, пакистанцы с индусами довольны. Балконы крутятся, «лавэха» мутится.

— Сейчас я покажу вам отель, где все фотографируются, — сказал пакистанский водитель.

Зачем мне смотреть на отель!? Зачем фотографироваться возле отеля!? Да даже и в самом отеле!?

Заезжаем на территорию: там мосты, под ними какой-то канал течёт, на огромных зелёных газонах расставлены двести золотых лошадей, вокруг стоят ярко-зелёные «ламборгини» и оранжевые «гелендвагены». Да, детей (в ментальном смысле, детей) такое действительно впечатляет. Здорово блестит, яркое, большое.

Для нас же, один камень с Пьяцца Навона или, уж ладно, даже из какого-нибудь Кёльна дороже всех этих небоскрёбов вместе взятых.

Потому что за небоскрёбами не стоит ничего, кроме денег. А за мостовой стоят кровь, история и культура.

Стоит отметить, что за нью-йоркскими небоскрёбами это всё тоже стоит.

А за дубайскими... Ну, золотые лошади... Хорошо бы их за копыта цапать. Больше ничего.

https://seoded.blogspot.com/2021/10/dubay.html

Платформа рассылок от «Фейсбук»: хайп или родильные муки?

1. Ну, что ж, «Фейсбук» официально ввязался в новый виток медиа-гонки, открыв свою платформу рассылок Bulletin.

2. Хайп начался с платформы рассылок Substack, который сейчас оценивается в 650 миллионов долларов. Twitter купил платформу рассылок Revue и уже встроил её к себе. Даже местный Timepad заявил о пивоте из платформы для продажи билетов на мероприятия в платформу рассылок и онлайн-событий.

3. Рассылка Morning Brew с 2 миллионами подписчиков продалась по оценке 70 миллионов долларов. Рассылка Hustle с миллионом бесплатных подписчиков и десятком тысяч платных продалась за неназванную сумму. Авторская рассылка Бена Томпсона Stratechery выручает 15 миллионов долларов в год.

4. Смущают только три вещи.

5. Первая. Люди всё меньше читают. Миллион подписчиков для рассылки — подвиг, который дорогого стоит. Миллион подписчиков у «тиктокера» — хороший, но средний результат. Правда, конверсия из текстов, по-прежнему, остаётся самой высокой. Но перспективы роста охвата туманные.

6. Вторая. На все платформы рассылок тупо не хватает авторов. Substack объявил о программе субсидирования авторов, в рамках которой они стали выплачивать авторам платных рассылок деньги вперёд, чтобы иметь рычаг удержания авторов на своей платформе и иметь способ переманивания их с других платформ. «Фейсбук» тоже собрался платить вперёд.

7. Третья. Создать личный инструмент для приёма платежей и ведения рассылок — не бином Ньютона. Зато не надо отчислять 5–10% платформе. И иметь Большого Брата в виде платформы. Тот же Substack, периодически, встревает в проблемы со скандальными авторами на платформе. Что заставляет платформу заниматься влиянием и цензурой, что, в свою очередь, вызывает недовольство и авторов, и общественности.

8. Затухнет ли хайп с рассылками? Или мы наблюдаем родильные муки нового поколения медиа?

https://seoded.blogspot.com/2021/09/facebook.html

Есть ли что-то, лучше черешни?

В это тревожное время, все мы должны задаться важным вопросом: «А есть ли вообще что-то, лучше черешни?».

Понятно, что есть, например, крепкий алкоголь. Но тут конкуренция — не совсем честная. Лучше крепкого алкоголя вообще только совместный альбом Би Би Кинга и Эрика Клэптона. Это не пять разных людей, это два. Ещё, кстати, песня Джетро Талл про одноглазую проститутку хорошая. Но сейчас не о том, а то увлечёмся.

Скажем, вишня. Что это вообще такое? Вроде бы, похожа на черешню, но говорить тут не о чем. Попробуйте съесть два килограмма вишни в одиночестве. Будете смешны и жалки.

Вы не говорите по-английски? Оно того и не стоит. Потому что, по-английски, вишня и черешня — это всё у них «черри». Ладно, черешня, допустим, «свит черри». Тем не менее, семантика языка указывает, что это всё — одно. А о чём говорить с людьми, которые на уровне языка не видят разницы между вишней и черешней? Да и люди ли это? Так, джастин бибер, провинциальный педофил.

Не таковы мы. Вишня — материал для варенья. В лучшем случае. А черешня — «суперфуд», самостоятельная субстанция, вещь в себе, отдельный химический элемент, пятое измерение.

Взял килограмм самой сладкой, килограмм той, что покислее. Помыл, засыпал в плошку, взял зелёненькое блюдце для косточек. Купаж! Даже ассамбляж!

Сижу, сразу не кидаюсь. С ней ведь себя не удержишь. Если вкусил, прощайся с умеренностью и соразмерностью.

В общем, жить надо, пока есть лето и черешня. А там уж видно будет.

https://seoded.blogspot.com/2021/09/chereshnya.html